Category: дизайн

весна-лето

А я что - рыжая?

Пусть у меня тоже будет верхний пост

Я очень рада всем, кто читает мой дневник. Добро пожаловать, проходите и ведите себя как дома - только чуть-чуть аккуратнее.
В этом журнале я пишу все что в голову прийдет, изредка даю перепосты чего-то важного для меня, иногда царапаю короткие типа-рассказки.

Правил поведения тут очень немного - не хами и не забанен будешь - это основное.
Я делаю много грамматических ошибок - я благодарна всем кто мне на них указывает.
Я не-благодарна за грубые и/или несвоевременные советы - пожалуй это раздражаете меня сильней всего.
Каждому оставившему коммент я искренне благодарна - даже если это просто смайл. Мне очень важно что меня читают и я очень радуюсь когда со мной общаются.
Если я вам не ответила - значит я просто молча вам признательна.
Если я вас не зафрендила - значит я вас плохо рассмотрела. Ну или у вас пустой или запредельно далекий от моей простенькой жизни журнал. Я, знаете ли, совсем не увлекаюсь политикой. Или каминами. Или фотографиями котиков.
Если вам ну очень надо чтобы я вас зафрендила - напишите мне в личку. Если вы меня зафрендили - я буду страшно признательна за приветственный взмах рукой тут, в комментах.

Ну и почитать то, что я пишу можно например туттут и и тут и тут
В основном все это находится по тегу написалось
зима

Нецензурное лирическое

У нас в офисе был персонаж Егоровна. Ее должность я определить затруднялась, работа же ее заключалась в том, чтобы курить и материться. Материлась она виртуозно. Впрочем русская речь у нее была образна и ярка и без мата. Егоровну, разговаривающую по телефону, можно было слушать часами!
- Кукус! Кукус, ты когда деньги вернешь - орала она хриплым голосом в трубку. - Потом? Потом по жопе долотом!
Увидев двух входящих художников, которых она не жаловала, но вынуждена была  терпеть по работе, она их приветствовала
-а! Приперлись два друга - колбаса и волчий хуй!
- Иди сюда, хрен моржовый - звала она провинившегося подрядчика.
Удивляла меня не столько ее привычка ругаться матом, сколько виртуозное владение этой формой речи и то, что на нее невозможно было обижаться,  так мастерски и беззлобно она выдавала эти перлы.  Меня часто посещало желание походить за ней с блокнотиком, потому что даже мой богатый матерный запас пасовал перед такими залежами русского нецензурного исскуства.
В один из вечеров Егоровна изволила мучится похмельем. Похмелье было царским даже для такой матершиницы и тусовщицы. Затягиваясь сигаретой, она прокуренным голосом сообщила 
- Прикинь, вчера приперлись эти, пизда и варежка и мы троем напились! Вчера выпили виски, такую знаешь, елду на колесах!
В этом месте Анечка, девочка 20 лет, к тому времени работающая у нас полгода, подскочила на месте и заверещала
- Нет-нет, не говорите это, это очень плохое слово! - И замерла
С ней замер весь офис в составе меня, Егоровны, Тани, приходящейся Анечке мамой и дизайнера Светки, находящейся на весьма заметной стадии беременности.
Очень осторожно, чтобы не спугнуть момент, я спросила
- Анечка, и кто тебе это сказал? 
- Дима! Мы вчера в магазине сок выбирали, там была такая двухлитровая пачка! А я слышала как ты про огромную упаковку дисков это слово говорила! И я сказала - давай эту елду купим! А он отвел меня в сторону и все объяснил! 
Мы аккуратно, как стая акул, стали подтягиваться к Анечке, чья плотная смуглая кожа начала медленно наливаться румянцем
- Ну и что, что он тебе объяснил, - начала первой Егоровна, забыв про похмелье
- Ну елда это, это - Аня несчастным взглядом глянула на маму, но Таня вообще обладала крепкой нервной системой. Подняв брови она кивнула - мол продолжай, что же это?
- Ну елада это  - голос Анечки съехал на шепот  - то же самой что и хуй.
Дружный гогот нашего женского коллектива взметнулся под потолок, еще сильнее вгоняя Анечку в краску!
- Нееет, дорогая, это совсем не тоже самое - просвещать несчастное дитя, дожившее до 20 лет с абсолютной стерильностью участков мозга, отвечающих за матерную часть русского языка кинулись все, кроме Тани, которая с интересом взирала на это
- Понимаешь, - хрипло внушала ей Егоровна, это совсем не хуй, то есть просто хуй - это хуй, а это  - ЕЛДА!
 Ничего не понимающая от смущения Анечка вертела головой
- Видишь ли детка, - мурлыкающим голосом вступила волоокая беременная дизайнер - хуй -это как лодка, моторная там, у некоторых  и вовсе плоскодонка. А елда, елда - это галеры! - тут глаза дизайнера закатились и она мечтательно почесала плечико в шелковой блузке длинными ногтями, - Впринципе, каждая женщина мечтает о своих, собственных галерах - тут видимо воображение художника унесло ее совсем далеко, она чуть не мурлыкала.
Бедную Анечку просвещали еще часа два. Подоспевший к окончанию праздника русской словесности Юрочка полез в интернет за визуальным рядом - не только на словах же объяснять разницу 20 летней девице, проживающей во вполне гражданском браке с молодым обормотом.
Танечка так заслушалась нашими комментариями, что намотала шнур от торшера на свой стул и тот упал ей на голову. Она с хохотом подхватила его и закричала - откуда он вылетел?
Умирающая от хохота похмельная Егоровна простонала 
- Из пизды на лыжах!
В общем вечер удался, а бедную Анечку еще недели две изводили намеками и комментариями. Мы все стремились сделать из нее настоящего дизайнера.